«Как хорошо жить на земле! Надо об этом написать». Как появился рассказ «Чук и Гек»

О чем произведение (1-2 предложения – кратчайшее содержание)

Чук и Гек вместе с мамой отправляются в тайгу к своему отцу, но тот не знает, что они приедут. Мальчики и мама живут в лагере геологов и ждут своего отца и мужа.

Как заполнить читательский дневник Образец оформления для 1,2,3,4 класса смотрите здесь

Короткий пересказ «Чука и Гека»

Чук, а также, Гек – маленькие дети, который являются братьями. Они обитают в городе Москве. У них есть родители, но с ними пока живет только мама, так как отец работает в тайге, у самых Синих гор, как он писал в письме семье.

Дети живут смеясь, веселясь. Каждую неделю ждут письма от папы. Сейчас в Москве глубокая зима, а в Сибири тоже. Однажды в самый обычный день приходит письмо, которое оповещает о том, что он, геолог, их отец и муж приглашает в гости к себе. Вся семья очень рада, ведь они так давно не видели своего папу. Да и вообще, поездка должна оказаться веселой и интересной. Все в предвкушении начинают собираться в путешествие.

Перед самым отъездом из дома, в тот самый момент, когда матери нет дома, приходит почтальон и приносит письмо. Телеграмма, конечно же, от отца. Но дети об этом даже не подозревают. Их дело – отдать матери телеграмму. Но дети есть дети.

В этот самый момент, они играли в свои детские игры, а точнее – Чук взял письмо и спрятал его в свою собственную коробку, что очень не понравилось его брату Геку. Ведь он тоже хотел бы самостоятельно вручить маме. Именно поэтому он начинает вырывать коробку у своего брата. Чук не оставил себя в долгу. Он решил сразу же отомстить – начал ломать пику Гека.

Пика нужна была, чтобы сражаться с опасными и страшными медведями. Тогда Гек просто напросто случайно выбрасывает в окно коробку. Это получилось так внезапно, что братья даже не успели подумать, что они натворили. Сразу же бросились вниз на улицу, чтобы разыскать немедленно конверт с телеграммой. Но все поиски оказались безрезультатными.

Читайте также:  Мертвые и живые души в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» (Первый вариант)

Мальчики в отчаянии, но с другой стороны, их возраст еще не позволил им до конца осознать, что они натворили. Дальше приходит мать. Но мальчики спокойно возятся с игрушками. Они договариваются ничего не рассказывать матери, так как это все равно ни к чуму не приведет, как думают они. Когда все готово, вещи упакованы.

Все радуются, так как поездка началась. В поезде дети смотрят в окно, но больше всего Чук разговаривает, и знакомиться с пассажирами, которые едут попутно. Гек больше молчит, и смотрит в окно. Через некоторое время, довольно длительное, дети и их мать наконец-то выходят на станции, которая выглядит довольно заброшено.

Станция маленькая, но дальше идет глубокий и немного страшный лес. Оказывается, им еще ехать и ехать, так как до места назначения еще далеко. Мать удивленно озирается, потому что она никого не видит. Ведь в письме было написано, что их ожидают в это время и естественно встретят. Ямщик пригодился. Он везет мать и детей по тайге примерно сто километров.

Под самый вечер, дорога ведь не короткая, сани останавливаются возле маленькой избушки. Это домик, как станция, где можно переночевать. Семья так и делает. А утром все едут дальше. Потом их дорого лежит через темный и снежный лес. И снова целый день они едут по дикой природе. Даже горы встречаются им по дороге. И снова вечер – именно тогда они добрались до своего конечного пункта.

Вся деревня геологов оказалась пустой. Только маленькая избушка была не запертой. Там они и устроились. Дети залезли сразу же на печку, потому что стоял дикий холод. Печку пришлось хорошенько растопить. Все засыпают, и только когда появляется сторож, все проясняется. Он очень удивлен, так как Серегин написал своей семье, что поездка должна быть отложенной, так как их отряд геологов отправляется в путь.

У матери просто нет слов, но она все же объясняет, что никакая телеграмма перед отъездом не приходила. Тогда внезапно слышен звонкий плач обоих детей. Они рассказывают, что телеграмма была, но они ее случайно потеряли. Но нечего делать, поэтому все начинают дружно распаковывать вещи и заселяться.

На следующий день сторож уходит, так как ему нужно проверять капканы, которые от поставил далеко в лесу. Он оставляет ружье и уходит, предупредив, что его может не быть двое суток. Когда проходит четыре дня, мать волнуется и идет на поиски воды с Чуком. Гек немного приболел, а потому остается в избе.

Сюжет — краткое содержание

  1. Серегин зовет жену с детьми к себе в тайгу, но потом присылает вторую телеграмму, и просит задержаться.
  2. Мальчики теряют телеграмму, и мама не знает о просьбе мужа, она едет к нему в гости.
  3. Мама с детьми по снегу добираются до лагеря геологов и находят его пустым.
  4. Сторож пускает гостей к себе, а сам отправляется на лыжах к геологам.
  5. Сторож привозит ключи от дома Серегина, и находит спрятавшегося в сундуке Гека.
  6. Мать с детьми готовятся к новому году, приезжают геологи, и семья воссоединяется.

Чук и Гек. А. П. Гайдар

На главную

Все авторы

Главная → А. П. Гайдар → Чук и Гек

Жил человек в лесу возле Синих гор. Он много работал, а работы не убавлялось, и ему нельзя было уехать домой в отпуск.

Иллюстрация И. Принцевского к рассказу «Чук и Гек» А. Гайдара

Наконец, когда наступила зима, он совсем заскучал, попросил разрешения у начальников и послал своей жене письмо, чтобы она приезжала вместе с ребятишками к нему в гости.

Ребятишек у него было двое — Чук и Гек.

А жили они с матерью в далеком огромном городе, лучше которого и нет на свете.

Днем и ночью сверкали над башнями этого города красные звезды.

Читайте также:  Отец и сын базаров. Как раскрывается характер Базарова в отношениях с родителями

И, конечно, этот город назывался Москва.

Как раз в то время, когда почтальон с письмом поднимался по лестнице, у Чука с Геком был бой. Короче говоря, они просто выли и дрались.

Из-за чего началась эта драка, я уже позабыл. Но помнится мне, что или Чук стащил у Гека пустую спичечную коробку, или, наоборот, Гек стянул у Чука жестянку из-под ваксы.

Только что оба эти брата, стукнув по разу друг друга кулаками, собирались стукнуть по второму, как загремел звонок, и они с тревогой переглянулись. Они подумали, что пришла их мама! А у этой мамы был странный характер. Она не ругалась за драку, не кричала, а просто разводила драчунов по разным комнатам и целый час, а то и два не позволяла им играть вместе. А в одном часе — тик да так — целых шестьдесят минут. А в двух часах и того больше.

Вот почему оба брата мигом вытерли слезы и бросились открывать дверь.

Но, оказывается, это была не мать, а почтальон, который принес письмо.

Тогда они закричали:

— Это письмо от папы! Да, да, от папы! И он, наверное, скоро приедет.

Тут, на радостях, они стали скакать, прыгать и кувыркаться по пружинному дивану. Потому что хотя Москва и самый замечательный город, но когда папа вот уже целый год как не был дома, то и в Москве может стать скучно.

И так они развеселились, что не заметили, как вошла их мать.

Она очень удивилась, увидав, что оба ее прекрасных сына, лежа на спинах, орут и колотят каблуками по стене, да так здорово, что трясутся картины над диваном и гудит пружина стенных часов.

Но когда мать узнала, отчего такая радость, то сыновей не заругала.

Она только турнула их с дивана.

Кое-как сбросила она шубку и схватила письмо, даже не стряхнув с волос снежинок, которые теперь растаяли и сверкали, как искры, над ее темными бровями.

Всем известно, что письма бывают веселые или печальные, и поэтому, пока мать читала, Чук и Гек внимательно следили за ее лицом.

Читайте также:  Доклад: Историческое прочтение романа Максима Горького Мать

Сначала мать нахмурилась, и они нахмурились тоже. Но потом она заулыбалась, и они решили, что это письмо веселое.

— Отец не приедет, — откладывая письмо, сказала мать. — У него еще много работы, и его в Москву не отпускают.

Обманутые Чук и Гек растерянно глянули друг на друга. Письмо казалось самым что ни на есть распечальным.

Они разом надулись, засопели и сердито посмотрели на мать, которая неизвестно чему улыбалась.

— Он не приедет, — продолжала мать, — но он зовет нас всех к себе в гости.

Чук и Гек спрыгнули с дивана.

— Он чудак человек, — вздохнула мать. — Хорошо сказать — в гости! Будто бы это сел на трамвай и поехал…

— Да, да, — быстро подхватил Чук, — раз он зовет, так мы сядем и поедем.

— Ты глупый, — сказала мать. — Туда ехать тысячу и еще тысячу километров поездом. А потом в санях лошадьми через тайгу. А в тайге наткнешься на волка или на медведя. И что это за странная затея! Вы только подумайте сами!

— Гей-гей! — Чук и Гек не думали и полсекунды, а в один голос заявили, что они решили ехать не только тысячу, а даже сто тысяч километров. Им ничего не страшно. Они храбрые. И это они вчера прогнали камнями заскочившую во двор чужую собаку.

И так они говорили долго, размахивали руками, притопывали, подпрыгивали, а мать сидела молча, все их слушала, слушала. Наконец рассмеялась, схватила обоих на руки, завертела и свалила на диван.

Знайте, она давно уже ждала такого письма, и это она только нарочно поддразнивала Чука и Гека, потому что веселый у нее был характер.

Прошла целая неделя, прежде чем мать собрала их в дорогу. Чук и Гек времени даром не теряли тоже. Чук смастерил себе кинжал из кухонного ножика, а Гек разыскал себе гладкую палку, забил в нее гвоздь, и получилась пика, до того крепкая, что если бы чем-нибудь проколоть шкуру медведя, а потом ткнуть этой пикой в сердце, то, конечно, медведь сдох бы сразу.

Наконец все дела были закончены. Уже запаковали багаж. Приделали второй замок к двери, чтобы не обокрали квартиру воры. Вытряхнули из шкафа остатки хлеба, муки и крупы, чтобы не развелись мыши. И вот мать уехала на вокзал покупать билеты на вечерний завтрашний поезд.

Но тут без нее у Чука с Геком получилась ссора.

Ах, если бы только знали они, до какой беды доведет их эта ссора, то ни за что бы в этот день они не поссорились!

У запасливого Чука была плоская металлическая коробочка, в которой он хранил серебряные бумажки от чая, конфетные обертки (если там был нарисован танк, самолет или красноармеец), галчиные перья для стрел, конский волос для китайского фокуса и еще всякие очень нужные вещи.

У Гека такой коробочки не было. Да и вообще Гек был разиня, но зато он умел петь песни.

И вот как раз в то время, когда Чук шел доставать из укромного места свою драгоценную коробочку, а Гек в комнате пел песни, вошел почтальон и передал Чуку телеграмму для матери.

Чук спрятал телеграмму в свою коробочку и пошел узнать, почему это Гек уже не поет песни, а кричит:

Р-ра! Р-ра! Ура!

Эй! Бей! Турумбей!

Чук с любопытством приоткрыл дверь и увидел такой «турумбей», что от злости у него затряслись руки.

Посреди комнаты стоял стул, и на спинке его висела вся истыканная пикой, разлохмаченная газета. И это ничего. Но проклятый Гек, вообразив, что перед ним туша медведя, яростно тыкал пикой в желтую картонку из-под маминых ботинок. А в картонке у Чука хранилась сигнальная жестяная дудка, три цветных значка от Октябрьских праздников и деньги — сорок шесть копеек, которые он не истратил, как Гек, на разные глупости, а запасливо приберег в дальнюю дорогу.

И, увидав продырявленную картонку, Чук вырвал у Гека пику, переломил ее о колено и швырнул на пол.

Читайте также:  Чехов под маской. Интеллигент в пенсне и его женщины

Но, как ястреб, налетел Гек на Чука и выхватил у него из рук металлическую коробку. Одним махом взлетел на подоконник и выкинул коробку через открытую форточку.

Громко завопил оскорбленный Чук и с криком: «Телеграмма! Телеграмма!» — в одном пальто, без калош и шапки, выскочил за дверь.

Почуяв неладное, вслед за Чуком понесся Гек.

Но напрасно искали они металлическую коробочку, в которой лежала еще никем не прочитанная телеграмма.

То ли она попала в сугроб и теперь лежала глубоко под снегом, то ли она упала на тропку и ее утянул какой-либо прохожий, но, так или иначе, вместе со всем добром и нераспечатанной телеграммой коробка навеки пропала.

Вернувшись домой, Чук и Гек долго молчали. Они уже помирились, так как знали, что попадет им от матери обоим. Но так как Чук был на целый год старше Гека, то, опасаясь, как бы ему не попало больше, он придумал:

— Знаешь, Гек: а что, если мы маме про телеграмму ничего не скажем? Подумаешь — телеграмма! Нам и без телеграммы весело.

— Врать нельзя, — вздохнул Гек. — Мама за вранье всегда еще хуже сердится.

— А мы не будем врать! — радостно воскликнул Чук. — Если она спросит, где телеграмма, — мы скажем. Если же не спросит, то зачем нам вперед выскакивать? Мы не выскочки.

— Ладно, — согласился Гек. — Если врать не надо, то так и сделаем. Это ты хорошо, Чук, придумал.

И только что они на этом порешили, как вошла мать. Она была довольна, потому что достала хорошие билеты на поезд, но все же она сразу заметила, что у ее дорогих сыновей лица печальны, а глаза заплаканы.

— Отвечайте, граждане, — отряхиваясь от снега, спросила мать, — из-за чего без меня была драка?

— Драки не было, — отказался Чук.

— Не было, — подтвердил Гек. — Мы только хотели подраться, да сразу раздумали.

— Очень я люблю такое раздумье, — сказала мать.

Она разделась, села на диван и показала им твердые зеленые билеты: один билет большой, а два маленьких. Вскоре они поужинали, а потом утих стук, погас свет, и все уснули.

А про телеграмму мать ничего не знала, поэтому, конечно, ничего не спросила.

Следующая страница →

Чук и Гек

2 стр. → Страницы:1 Всего 4 страниц

© «Онлайн-Читать.РФ» Обратная связь

Новые слова и выражения

Гимнастерка — солдатская рубашка.

Растеря — человек, который все теряет.

Эшелон — воинский поезд с вагонами.

Ямщик — возчик.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий