Ксения Собчак прокомментировала поданный против нее иск: «Кто о чем подумал, у того то и болит»

Подозрительный арест

О том, что Собчак договорилась о покупке 40% в двух ООО — «Курильском универсальном комплексе» (КУК) и «Монерон», говорится в обращении ее матери и сенатора от Тывы Людмилы Нарусовой к председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву. Сделки почти состоялись, пишет Нарусова: 12 марта Собчак заключила с владельцами компаний договора купли-продажи, а на следующий день нотариус подала документы на регистрацию в налоговую. Правда, через неделю инспекция по Сахалинской области (там зарегистрированы обе компании) приостановила регистрацию, сославшись на недостоверность сведений. А еще через десять дней (30 марта) судья Южно-Сахалинского городского суда Андрей Коба арестовал имущество КУКа и «Монерона» по ходатайству Следственного комитета.

Следствие считает, что бенефициаром КУКа и «Монерона» является бизнесмен Олег Кан, следует из постановления суда (копия есть у Forbes). По данным СК, «крабовый король» (так Кана прозвали СМИ) причастен к убийству бизнесмена Валерия Пхиденко и контрабанде крабов на сумму более 210 млн рублей. По ходатайству следствия суд сначала в феврале заочно арестовал Кана. А 30 марта арестовал не только его компании, но и личное имущество бизнесмена.

КУКом владеет Виктория Ледукова, а «Монероном» — Дмитрий Пашов, указывает Нарусова. Они не являются ни подозреваемыми, ни обвиняемыми в уголовных делах, подчеркивает сенатор. А то, что их компании принадлежат Кану, не доказано. Южносахалинский городской суд превысил свои полномочия, а Коба формально подошел к рассмотрению ходатайства следствия, заключает Нарусова.

Собчак и Елена Соглаева (она собиралась приобрести по 10% в обеих компаниях) заподозрили, что приостановка регистрации сделок и последовавший судебный запрет взаимосвязаны и направлены «на препятствование им в приобретении бизнеса». Собчак и Соглаева обратились к Нарусовой, а она попросила Лебедева проверить факты и принять меры.

Собчак, Навальный, Путин

Ксения Собчак проиграла выборы, а ты написал в соцсетях – «Ищу работу».

Отчасти это была шутка. Уже после ухода из Mail.Ru и у меня были хорошие предложения. Но случилась Собчак, и мы договорились вернуться к ним после кампании. Так и вышло. Думаю, в ближайшее время скажу, что и как.

Это будет работа в медиа?

Нет, работа в IT, но связанная с пиаром и коммуникациями.

Кейс с Ксенией Собчак, которым ты гордишься больше всего?

Мы как-то запустили фановую историю, она называлась «Казино Пулкан». Запилили за один день лендинг, абсолютно повторяющий «Казино Вулкан». Можно было узнать, что ты выиграешь от нового срока Путина – суть в том, что ты ничего не выигрываешь. Хорошего, по крайней мере. Да, игра вряд ли сильно изменила ландшафт всей кампании, но была вирусной.

А вы афишировали, что это движуха из штаба Собчак?

Это потом вело на наш сайт. Мы не запускали это от себя, вроде бы просто дали в пару каналов в телеграме, и всё разошлось.

У тебя не было репутационных сомнений перед тем, как ты пошел к Ксении Анатольевне?

Конечно, были. Во-первых, это политика, а я никогда не хотел связывать карьеру с политикой. По поводу Собчак так скажу: конечно, я, как и все, сначала удивился, когда узнал, что она решила баллотироваться.

Если говорить про нее не как про кандидата в президенты, а в целом, то мне она нравилась. Мне нравятся ее харизма и профессиональные качества, как журналиста. Поэтому посоветовался с друзьями, коллегами и семьей, и решил к ней пойти. Для карьеры пиарщика опыт участия в президентской кампании – это очень круто. Я единственный человек в ее штабе, у которого не было политического бэкграунда.

Тебя не удивило негативное отношение Навального к выдвижению Собчак?

Не удивило – расстроило. Естественно, мы не могли игнорировать нападки со стороны Алексея Навального. Мы пытались публично не реагировать, но внутри, естественно, мы их замечали. Это было демотивирующим фактором. Естественно, мы все уважаем деятельность Алексея Навального. Но такое чувство, что вот эти полгода он боролся не со своим главным оппонентом, а с нами.

Ты веришь в договорняк Собчак с Кремлем?

Ничего об этом не знаю. Внутри не было заметно, что кто-то с кем-то договорился. Мы все делали честно. Нам, кстати, тоже вставляли палки в колеса – тоже были проблемы с арендой залов, например. Так же, как если бы это была не Собчак, а Навальный.

Как ты думаешь, если бы Навальный притопил за Ксению, сколько процентов бы она набрала?

Это вопрос к тому, сколько процентов набрал бы Алексей Навальный, если бы участвовал в этих выборах.

Ну, это не совсем так.

Не совсем, да. Но если бы мы объединили силы, то еще пару процентов бы набрали. Если бы довели результат до уровня Прохорова (7,98%), был бы хороший показатель.

Собчак не объявляла о своей беременности официально, но ретвитнула текст с «Палача», где было сказано, что Ксения ждет второго ребенка. Ретвит – знак согласия?

Мы это тоже, конечно, обсуждали внутри, но напрямую не спрашивали. У меня нет информации о ее беременности, есть слухи. Я показывал фотографии своей жене и спросил, похоже ли на правду. Она сказала – похоже, но не факт. У меня нет доступа к инсайду.

По поведению Ксении было заметно, что она сильно нервничает из-за беременности? Я про уход с дебатов.

Думаю, уход не связан с беременностью. Ее поведение на дебатах было именно таким, каким и должно было быть на интересных дебатах, где есть дискуссия. Конечно, это не дебаты, а цирк с конями, но Собчак выглядела там пристойнее всех. К концу кампании напряжение нарастало так сильно, что казалось, будто беременны все. Беременны, блин, этими выборами. Если я на старте думал про эти пять месяцев, что это марафон, то уже через месяц я понял, что это спринт, причем очень интенсивный.

Ксения Собчак – эмоциональная дама. Она хоть раз повышала на тебя голос?

На меня – нет, но я слышал, как она повышала голос на других членов команды. Она очень требовательная. И она действительно может долго объяснять, почему человек не прав и почему нужно работать по-другому. Ее за это нельзя упрекать, потому что видишь, как она работает. Это будет смешной каламбур, но она пашет, как лошадь. И когда она повышает голос на кого-то, взбадриваются сразу все.

Главная ошибка во время предвыборной кампании Ксении Собчак?

Чего-то глобального не было. Нельзя сказать, что мы что-то случайно сделали не так. Были вещи, за которые нас критиковали, но их осознанно декларировали.

Например?

Нас критиковали за заявления по Крыму. Когда ты заявляешь, что Крым присоединен незаконно, с такой повесткой очень сложно что-то набрать. Но это не ошибка, а осознанный шаг.

https://www.youtube.com/watch?v=pOGG_2bA53Q

Ныряние в прорубь – ошибка?

Скорее, это не было ошибкой. Это было в плюс в конечном счете. Но тут сложно протрекать результат. Это был шаг, который доказал, что можно так сделать, не зассав.

Ты был за или против ныряния?

Я узнал постфактум.

А если бы заранее?

Я бы сказал, что не ныряем. Но это мое личное мнение.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий